Осторожнее с увольнением за прогул: нетрудоспособность может наступить до обращения к врачу.

ВС РФ отметил: больничный подтверждает факт временной нетрудоспособности, а не час и минуту ее наступления.
Во время рабочих суток сотрудник поздно вечером почувствовал себя плохо и ушел. Больничный он получил только утром следующего дня. Верховный суд не согласился с тем, что увольнение за прогул законно.
Хотя сотрудник вечером не обратился к врачу и не был в бессознательном состоянии, это не значит, что он был здоров и мог трудиться. Чтобы оценить, уважительна ли причина отсутствия, нужно учитывать факт болезни, а не момент обращения за больничным.
Дело, которое рассмотрел ВС РФ, касалось сотрудника органов внутренних дел, однако выводы могут пригодиться любому работодателю. Если нельзя уверенно утверждать, что сотрудник заболел уже после прогула, лучше его не наказывать.
Документы: Определение ВС РФ от 22.01.2018 N 80-КГ17-11.
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 января 2018 г. N 80-КГ17-11
 
 
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Фролкиной С.В.,
судей Вавилычевой Т.Ю. и Кириллова В.С.
рассмотрела в открытом судебном заседании 22 января 2018 г. гражданское дело по иску Кондратьева Алексея Валерьевича к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ульяновской области о признании приказов об увольнении незаконными, восстановлении на службе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда
по кассационной жалобе Кондратьева А.В. на решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 14 марта 2017 г., которыми в удовлетворении иска отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения Кондратьева А.В., его представителя Власенко В.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителей Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ульяновской области Курсаева А.В., Суслина Р.К., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
 
установила:
 
Кондратьев А.В. обратился в суд с иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ульяновской области (далее — УМВД России по Ульяновской области) о признании приказов об увольнении незаконными, восстановлении на службе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.
В обоснование заявленных требований истец указал, что с февраля 2000 г. проходил службу в УМВД России по Ульяновской области, с 3 декабря 2013 г. — в должности командира взвода N 2 специализированной роты дорожно-патрульной службы государственной инспекции безопасности дорожного движения оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области. По результатам служебной проверки он был уволен со службы за грубое нарушение служебной дисциплины, выразившееся в отсутствии на службе более четырех часов подряд, а также за нарушение служебной дисциплины, выразившееся в неисполнении пункта 5 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пунктов 5, 6, 6.2, 6.5 Инструкции по действиям сотрудника специализированной роты ДПС ГИБДД оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области от 30 ноября 2015 г. N 17, пункта 40 должностной инструкции.
Считает увольнение незаконным, поскольку на службе в период с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г. отсутствовал по уважительной причине, а именно по состоянию здоровья (острый панкреатит), что подтверждается листком временной нетрудоспособности, открытым на период с 17 по 25 июля 2016 г. О состоянии своего здоровья он своевременно сообщил непосредственному руководителю — командиру специализированной роты дорожно-патрульной службы государственной инспекции безопасности дорожного движения оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области Г. и сослуживцам.
Просил признать незаконными и отменить приказы об увольнении от 21 сентября 2016 г. N 653 л/с и от 29 сентября 2016 г. N 677 л/с, восстановить его на службе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула в сумме 69 774 руб., компенсацию морального вреда 50 000 руб.
Решением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 ноября 2016 г. Кондратьеву А.В. в иске отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 14 марта 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2017 г. Кондратьеву А.В. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
В повторной кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Кондратьевым А.В. ставится вопрос о ее передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены обжалуемых судебных постановлений.
По запросу заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 14 сентября 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 4 декабря 2017 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2017 г. об отказе в передаче кассационной жалобы Кондратьева А.В. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отменено, кассационная жалоба Кондратьева А.В. передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и второй инстанций были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.
Судом установлено и следует из материалов дела, что Кондратьев А.В. проходил службу в органах внутренних дел с февраля 2000 г., с 3 декабря 2013 г. — в должности командира взвода N 2 специализированной роты дорожно-патрульной службы государственной инспекции безопасности дорожного движения оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области.
По графику ответственных по специализированной роте дорожно-патрульной службы государственной инспекции безопасности дорожного движения оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области на июль 2016 г. Кондратьев А.В. в период с 7 часов 30 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 30 минут 17 июля 2016 г. должен был нести службу ответственным по специализированной роте дорожно-патрульной службы.
Приказом УМВД России по Ульяновской области от 21 сентября 2016 г. N 653 л/с к Кондратьеву А.В. было применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения со службы в органах внутренних дел в соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с грубым нарушением служебной дисциплины, которое выразилось в отсутствии по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени, а также за нарушение служебной дисциплины, выразившееся в неисполнении пункта 5 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пунктов 5, 6, 6.2, 6.5 Инструкции по действиям сотрудника специализированной роты ДПС ГИБДД оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области, назначенного ответственным за проведение инструктажа заступающего на службу наряда, от 30 ноября 2015 г. N 17, пункта 40 должностной инструкции в части сообщения в возможно короткие сроки непосредственному руководителю (начальнику) о наступлении временной нетрудоспособности и об иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения сотрудником своих служебных обязанностей, проведения в качестве ответственного по специализированной роте ДПС ГИБДД оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области во время суточного дежурства инструктажа всех заступающих на службу нарядов, осуществления контроля за несением службы нарядами ДПС на постах и маршрутах патрулирования путем проведения проверок, произведения записей о результатах проверок сотрудников в обязательном порядке в служебных книжках, а по прибытию в дежурную часть строевого подразделения — в постовой ведомости.
Приказом УМВД России по Ульяновской области от 29 сентября 2016 г. N 677 л/с Кондратьев А.В. уволен со службы в органах внутренних дел Российской Федерации по пункту 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины).
Основанием для издания приказов УМВД России по Ульяновской области от 21 сентября 2016 г. N 653 л/с и от 29 сентября 2016 г. N 677 л/с послужило заключение служебной проверки от 13 августа 2016 г., которым отсутствие по месту службы командира взвода N 2 специализированной роты
ДПС ГИБДД оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области капитана полиции Кондратьева А.В. в период с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г. было признано отсутствием без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени.
Разрешая спор и отказывая Кондратьеву А.В. в удовлетворении исковых требований о признании незаконными приказов об увольнении и о восстановлении на службе в органах внутренних дел, суд первой инстанции указал на то, что факт совершения Кондратьевым А.В. грубого нарушения служебных обязанностей, выразившегося в его отсутствии на рабочем месте более четырех часов без уважительных причин (с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г.), нашел свое подтверждение в ходе проведения служебной проверки, ответчиком порядок увольнения нарушен не был, в связи с чем пришел к выводу о законности увольнения Кондратьева А.В. по пункту 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины).
Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.
Порядок и условия прохождения службы в органах внутренних дел, требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел урегулированы в Федеральном законе от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).
В силу пункта 7 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, определяющей требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен выполнять служебные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне.
Частью 1 статьи 53 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ определено, что служебное время — это период времени, в течение которого сотрудник органов внутренних дел в соответствии с правилами внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения, должностным регламентом (должностной инструкцией) и условиями контракта должен выполнять свои служебные обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с федеральными законами и нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел относятся к служебному времени.
Под служебной дисциплиной согласно части 1 статьи 47 названного федерального закона понимается соблюдение сотрудником органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.
Нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав (часть 1 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).
Грубым нарушением служебной дисциплины сотрудником органов внутренних дел является, в частности, отсутствие сотрудника по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени (пункт 2 части 2 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).
Пунктом 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусмотрено, что контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.
Увольнение со службы в органах внутренних дел в силу пункта 6 части 1 статьи 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ является одним из видов дисциплинарного взыскания, налагаемого на сотрудника органа внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины.
Статьей 51 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ установлен порядок применения к сотрудникам органов внутренних дел мер поощрения и порядок наложения на них дисциплинарных взысканий.
В частности, до наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме. В случае отказа сотрудника дать такое объяснение составляется соответствующий акт. Перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со статьей 52 данного закона может быть проведена служебная проверка (часть 8 статьи 51 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).
Согласно части 1 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ служебная проверка проводится по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя при необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 14 данного закона, а также по заявлению сотрудника.
При проведении служебной проверки в отношении сотрудника органов внутренних дел должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению: 1) фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка; 2) вины сотрудника; 3) причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка; 4) характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка; 5) наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в органах внутренних дел (часть 3 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).
Из приведенных нормативных положений следует, что отсутствие сотрудника по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени относится к грубому нарушению служебной дисциплины, за что такой сотрудник может быть уволен со службы в органах внутренних дел. Федеральным законом от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, в частности его статьями 51 и 52, закреплен ряд положений, направленных на обеспечение объективной оценки фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения сотрудника органов внутренних дел, и на предотвращение необоснованного расторжения контракта в связи с совершением дисциплинарного проступка. При разрешении судом спора о законности увольнения сотрудника органов внутренних дел на основании пункта 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ за грубое нарушение сотрудником служебной дисциплины, выразившееся в его отсутствии на службе без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени, обстоятельством, имеющим значение для дела, является установление причин отсутствия сотрудника на службе (уважительные или неуважительные). Осуществляя же судебную проверку законности увольнения сотрудника со службы в органах внутренних дел и разрешая конкретное дело, суд должен действовать не произвольно, а исходить из общих принципов дисциплинарной ответственности (в частности, таких как справедливость, соразмерность, законность) и оценить всю совокупность обстоятельств конкретного дела, в том числе причины отсутствия сотрудника на службе. Поскольку законом конкретный перечень уважительных причин не определен, суду необходимо проверять обоснованность решения ответчика о признании конкретной причины отсутствия сотрудника на службе неуважительной. При этом к уважительным причинам отсутствия сотрудника на службе может быть отнесена болезнь сотрудника, вследствие которой он объективно был лишен возможности исполнять свои служебные обязанности.
В силу пункта 18 статьи 11 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ и части 1 статьи 11 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудники органов внутренних дел имеют право на медицинское обеспечение и на получение медицинской помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Освобождение сотрудника органов внутренних дел от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью осуществляется согласно части 1 статьи 65 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ на основании заключения (листка освобождения от выполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности) медицинской организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а при отсутствии такой медицинской организации по месту службы, месту жительства или иному месту нахождения сотрудника — иной медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения.
Между тем судебные инстанции, отказывая Кондратьеву А.В. в удовлетворении исковых требований о восстановлении на службе в органах внутренних дел, приведенные выше положения норм материального права, регулирующих основания и порядок увольнения сотрудников органов внутренних дел по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, в том числе увольнения в связи с грубым нарушением служебной дисциплины — отсутствием по месту службы без уважительных причин, в их системной взаимосвязи с правовыми нормами, регламентирующими механизм реализации сотрудником права на освобождение от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью, не учли и обстоятельства, имеющие значение дела, не установили.
Судебные инстанции свои выводы о законности увольнения Кондратьева А.В. основали на том, что факт совершения Кондратьевым А.В. грубого нарушения служебных обязанностей, выразившегося в его отсутствии на рабочем месте более четырех часов без уважительных причин (с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г.) нашел свое подтверждение в ходе проведения служебной проверки.
Однако, как усматривается из материалов служебной проверки в отношении Кондратьева А.В. и заключения по ее результатам, причины отсутствия Кондратьева А.В. на службе в период с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г. (уважительные или неуважительные) сотрудником, проводившим служебную проверку, не выяснялись и не устанавливались, последствия отсутствия Кондратьева А.В. на службе в названный период времени в ходе служебной проверки не исследовались и в заключении по ее результатам не указаны, какие-либо выводы в этой части в заключении отсутствуют, что оставлено судебными инстанциями без внимания и соответствующей правовой оценки.
Вместе с тем из материалов дела следует, что Кондратьев А.В. в обоснование уважительности причины отсутствия на службе в период с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г. ссылался на то, что по состоянию здоровья (болезнь) не мог выполнять служебные обязанности, что подтвердил листком освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности, выданным федеральным казенным учреждением «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ульяновской области», а также выписным эпикризом, составленным государственным учреждением здравоохранения «Ульяновский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи».
Согласно данным листка освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности и медицинским документам государственного учреждения здравоохранения «Ульяновский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи» Кондратьев А.В. в период с 17 по 25 июля 2016 г. находился на стационарном лечении в больнице, был нетрудоспособен в связи с заболеванием.
Эти документы, подтверждающие временную нетрудоспособность Кондратьева А.В. в период с 17 по 25 июля 2016 г., были представлены им как в ходе проведения служебной проверки, так и в процессе судебного разбирательства.
С выводом судебных инстанций о том, что представленные Кондратьевым А.В. документы о его временной нетрудоспособности в период с 17 по 25 июля 2016 г. не подтверждают уважительность причины его отсутствия на службе с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г., согласиться нельзя, поскольку листок нетрудоспособности является документом, подтверждающим фактическую утрату работником (сотрудником) способности выполнять свои трудовые (служебные) обязанности вследствие болезни, травмы.
Согласно пункту 5 Порядка выдачи листков нетрудоспособности, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 624н, выдача и продление листка нетрудоспособности осуществляется медицинским работником после осмотра гражданина и записи данных о состоянии его здоровья в медицинской карте амбулаторного (стационарного) больного, обосновывающей необходимость временного освобождения от работы.
Таким образом, листок нетрудоспособности подтверждает факт наступления временной нетрудоспособности гражданина, а не временной промежуток (час и минута), с которого она наступает, как ошибочно полагал суд, связав момент наступления нетрудоспособности Кондратьева А.В. с моментом его обращения за медицинской помощью в 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г. и последующей выдачей ему листка нетрудоспособности, то есть правовое значение при оценке уважительности причин отсутствия сотрудника на службе имеет факт наступления у такого сотрудника заболевания, которое препятствовало исполнению им своих служебных обязанностей, а не момент обращения (конкретное время — час и минута) сотрудника за получением листка нетрудоспособности.
Как установлено судом, 17 июля 2016 г. в 7 часов 27 минут на подстанцию скорой медицинской помощи N 5 г. Ульяновска поступило сообщение от знакомых Кондратьева А.В. с его жалобами на боль в животе, после чего осуществлен выезд медицинских работников на квартиру, где находился Кондратьев А.В., откуда он в 8 часов 08 минут был доставлен в государственное учреждение здравоохранения «Ульяновский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи имени заслуженного врача России Е.М. Чучкалова» с диагнозом «<…>» и был госпитализирован в хирургическое отделение этого лечебного учреждения.
Из объяснений Кондратьева А.В. в ходе служебной проверки и в процессе судебного разбирательства следует, что он почувствовал резкое ухудшение состояния здоровья еще во второй половине дня 16 июля 2016 г., о чем сообщил по телефону 16 июля 2016 г. в 23 часа 30 минут своему непосредственному руководителю — командиру специализированной роты ДПС ГИБДД оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области Г. и сослуживцам, в том числе старшему инспектору ДПС взвода N 2 специализированной роты дорожно-патрульной службы старшему лейтенанту А.
В силу положений статьей 67, 71, 195 — 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости. В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.
Однако в нарушение требований статей 56, 67, 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, связанные с установлением причин (уважительные или неуважительные) отсутствия Кондратьева А.В. на службе в период с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г., его фактического состояния здоровья в этот период и в связи с этим возможности или невозможности исполнения им служебных обязанностей по состоянию здоровья, не были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций при разрешении спора и соответствующей правовой оценки с учетом приведенных выше норм материального права не получили.
Судебными инстанциями не соблюдены требования части 4 статьи 198, пункта 5 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в судебных актах не приведены обстоятельства, подтверждающие неуважительность причины отсутствия Кондратьева А.В. на службе в названный период.
Ссылка судебных инстанций на то, что Кондратьев А.В. в возможно короткие сроки непосредственному руководителю (начальнику) о наступлении временной нетрудоспособности и об иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения им своих служебных обязанностей, не сообщил, чем нарушил пункт 5 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ и пункт 40 должностной инструкции, противоречит установленным фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона.
Согласно пункту 5 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ сотрудник органа внутренних дел обязан соблюдать внутренний служебный распорядок федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения, в возможно короткие сроки сообщать непосредственному руководителю (начальнику) о происшествиях, наступлении временной нетрудоспособности и об иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения сотрудником своих служебных обязанностей. Аналогичные положения содержатся и в пункте 40 должностной инструкции Кондратьева А.В.
Таким образом, обязанность сообщать непосредственному руководителю (начальнику) о наступившей временной нетрудоспособности и об иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения сотрудником своих служебных обязанностей законом возложена на такого сотрудника. При этом форма и порядок такого сообщения (письменная, устная) законом не определены.
Как установлено судом и следует из материалов дела, непосредственный руководитель Кондратьева А.В. — командир специализированной роты ДПС ГИБДД оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области Г. был уведомлен Кондратьевым А.В. о плохом самочувствии и невозможности в связи с этим выполнять служебные обязанности.
То обстоятельство, что Кондратьев А.В. поставил своего непосредственного руководителя в известность о своем состоянии здоровья в телефонном разговоре, который состоялся по инициативе руководителя, правового значения в силу приведенных норм закона не имеет.
Ссылка суда на то, что Кондратьев А.В. не уведомил своего непосредственного руководителя о наступлении временной нетрудоспособности в возможно короткие сроки, необоснованна, поскольку, как установлено судом и усматривается из материалов дела, командир специализированной роты ДПС ГИБДД оперативного реагирования УМВД России по Ульяновской области Г. был поставлен в известность о состоянии здоровья Кондратьева А.В. в 23 часа 30 минут 16 июля 2016 г., то есть в начале того периода времени (через 30 минут), который был вменен ответчиком истцу как прогул.
Кроме того, само по себе неуведомление сотрудником непосредственного руководителя в возможно короткие сроки о наступлении временной нетрудоспособности не может служить основанием для признания неуважительными причин отсутствия такого сотрудника на службе.
Тот факт, что Кондратьев А.А. не обратился за медицинской помощью 16 июля 2016 г. и при этом не находится в бессознательном состоянии, вопреки мнению судебных инстанций, не свидетельствует о том, что Кондратьев А.В. по состоянию здоровья мог исполнять служебные обязанности в период с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г.
При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о законности увольнения Кондратьева А.В. со службы в органах внутренних дел по пункту 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины) нельзя признать правомерным.
Допущенные судебными инстанциями нарушения норм права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Кондратьева А.В., что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
 
определила:
 
решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 14 марта 2017 г. отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Ленинский районный суд г. Ульяновска.