Юридические
консультации и
услуги адвоката
в Москве

2008-2022

Раздел имущества супругов может произойти, когда сторона узнала о нарушении своего права.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Дело№ 67-КГ22-10-К8 ОПРЕДЕЛЕНИ Е г. Москва 09 августа 2022 г.

Верховный суд в очередной раз подтвердил, что раздел имущества супругов может произойти как в трёхлетний срок исковой давности (от развода), так и от момента, когда сторона узнала о нарушении своего права.

Майер Т.Л. обратилась в суд с иском к Сандахчиевой Е.Н. о признании права собственности на 1/6 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу:, в порядке наследования супружеской доли брата Сандахчиева С.Л. В обоснование своих требований истец указала на то, после смерти брата Сандахчиева С.Л. 23 августа 2019 года открылось наследство, в состав которого в том числе вошла !6 доли в праве собственности на спорную квартиру, приобретённую в период брака наследодателя с Сандахчиевой Е.Н.

Наследниками первой очереди являются мать умершего — Сандахчиева О.И. и две несовершеннолетние дочери наследодателя — Сандахчиева П.С. и Сандахчиева Д.С. Сандахчиева О.И. отказалась от принятия наследства в пользу своей дочери Майер Т.Л., являющейся родной сестрой наследодателя.

Однако истцу было отказано в выдаче свидетельства о праве собственности на долю квартиры, поскольку право собственности на спорную квартиру зарегистрировано на бывшую супругу наследодателя Сандахчиеву Е.Н., которая документы на квартиру нотариусу не представила. Истец ссылалась на то, что спорная квартира приобреталась за счёт средств отца наследодателя, собственными средствами на приобретение квартиры супруги не располагали. При расторжении брака Сандахчиева С.Л. и Сандахчиевой Е.Н. раздел совместно нажитого имущества супругов не производился. При этом Сандахчиев С.Л. не отказывался от права на совместно нажитое имущество, а необходимость в выделении доли отсутствовала, поскольку его праву собственности ничто не угрожало, между бывшими супругами поддерживались приятельские отношения, умерший общался со своими детьми, бывшая супруга этому не препятствовала.

В связи с этим истец просила определить супружескую долю Сандахчиева С.Л., умершего 23 августа 2019 года, в совместно нажитом имуществе супругов Сандахчиева С.Л. и Сандахчиевой Е.Н. на квартиру по адресу: , а также включить в наследственную массу  доли в праве собственности на данную квартиру; признать за Майер Т.Л. право собственности на 1/6 доли в праве собственности на неё в порядке наследования. В ходе рассмотрения дела судом в качестве соответчиков в лице их законного представителя Садахчиевой Е.Н. привлечены несовершеннолетние наследники Сандахчиева С.Л. — Сандахчиева П.С. и Сандахчиева Д.С. Сандахчиева Е.Н. обратилась в суд со встречным иском к Майер Т.Л. о признании права личной собственности на квартиру, расположенную по адресу: .

В обоснование исковых требований указала на то, что с 16 сентября 2000 года по 20 февраля 2010 года она состояла в браке с Сандахчиевым С.Л. В период брака 28 февраля 2003 года Сандахчиева Е.Н. заключила с ООО ПСФ «Форпро» договор об инвестиционной деятельности № 20, на основании которого ей 21 апреля 2004 года была передана спорная квартира, за которую было уплачено 724 000 руб.

Право собственности на квартиру зарегистрировано на имя Сандахчиевой Е.Н. Сандахчиева Е.Н. ссылалась на то, что 69/100 доли в праве собственности на спорную квартиру оплачены за счёт её личных средств, полученных от продажи принадлежавшей ей до брака однокомнатной квартиры по адресу: .

Данная квартира была продана по договору купли-продажи от 24 октября 2003 года Прошкиной И.Н. и её дочери за 500 000 руб. Денежные средства в указанной сумме были полностью потрачены на оплату спорной квартиры. В связи с этим у Сандахчиева С.Л. отсутствовало право на супружескую долю, что им никогда не оспаривалось.

С января 2010 года до расторжения брака (20 февраля 2010 г.) фактически брачные отношения между Сандахчиевой Е.Н. и Сандахчиевым С.Л. были прекращены. Сандахчиев С.Л. проживал отдельно в квартире, принадлежащей его матери, по адресу: в спорной квартире зарегистрирован не был, после расторжения брака (в течение 10 лет) квартирой не пользовался, расходов на её содержание не нёс. Сандахчиева Е.Н. с дочерьми проживала в спорной квартире, несла бремя её содержания.

Спора о разделе совместно нажитого имущества между супругами не возникло. Всё имущество, приобретённое в период брака, осталось за тем, на чьё имя оно было оформлено: за Сандахчиевой Е.Н. осталось право собственности на спорную квартиру, в том числе на 31/100 доли в праве собственности на неё, оплаченную за счёт общих средств супругов, в личной собственности Сандахчиева С.Л. остался автомобиль «Мерседес Бенц МЬ 320» года выпуска, гаражный бокс № в ГК « », которыми он распорядился после расторжения брака по своему усмотрению, полученные денежные средства потратил на свои личные нужды.

Кроме того, после расторжения брака Сандахчиев С.Л. вывез из спорной квартиры бытовую технику, музыкальную аппаратуру, а также часть мебели, так как об этом договорились супруги в процессе раздела общего имущества. Стоимость имущества, которое оставалось за Сандахчиевым С.Л., превышала стоимость имущества в виде 31/100 доли в праве собственности на спорную квартиру, оставшегося за Сандахчиевой Е.Н. По мнению Сандахчиевой Е.Н., с момента фактического раздела имущества и прекращения брачных отношений (с января 2010 года) начал 4 течь срок исковой давности для предъявления требований о разделе общего имущества супругов. Сандахчиев С.Л. с какими-либо требованиями о разделе общего имущества к Сандахчиевой Е.Н. при жизни не обращался, никогда её право собственности на спорную квартиру не оспаривал, в связи с чем срок исковой давности на момент смерти наследодателя истёк.

Суд первой инстанции включил, иск удовлетворил. Апелляционный суд решение отменил.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 23 ноября 2021 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 8 июля 2021 года оставлено без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 8 июля 2021 года в части и определение судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 23 ноября 2021 года подлежащими отмене.